Шёпот критика

17.08.2006

Автор: [Александр Раппапорт]

Рубрика: Публикации сотрудников ГЦСИ

В газете «Лос Анджелес Таймс» 15 августа 2006 года появилась статья Патрика Голдстайна, посвященная критике. Автор пишет, в основном, о кинокритике и находит, что молодежь, посещающая кинотеатры, практически не нуждается в критике. Еще меньше нуждаются в критике сами производители картин. И те и другие нуждаются, как правило, лишь в восторженном рёве и обожании звезд экрана. Критика сегодня звучит приглушенно, тихо. Критический «голос» сменился «шёпотом».

В 60-х годах, по мнению автора, дело обстояло прямо противоположным образом и, как бы ни нравились людям те или иные фильмы, зрители охотно читали критические рецензии и любили сравнивать их одну с другой, и с собственными впечатлениями.

Одной из причин падения интереса к критике автор считает Интернет. По его мнению, критическая статья смотрится только в газете, на бумаге. А на экране она как бы противоречит своей сути. Это любопытное и тонкое, на мой взгляд, наблюдение, с которым я сам-то не согласен, так как охотно читаю критические реценезии в Интернете, но в котором вижу известный смысл. Ведь «экран» в современной культуре – это не только пассивное место для размещения информации, но и своего рода сцена сама по себе, предоствленная для развлечений. Экран компьютера в этом отношении менее активно говорит о своей развлекательной природе, но если представить себе, что в самих кинотеатрах мы бы видели на экранах не погони и поцелуи, а критические тексты, то едва ли от нашего внимания могла бы ускользнуть отмеченная автором несовместимость экранных форм с критическим текстом.

Другой причной, по мнению Голдстайна, оказывается возрастной разрыв. Зрители кинофильмов, их массовая аудитория, на его взгляд, на поколение моложе критиков. И слушать мнения критиков молодежь настроена не больше, чем своих родителей.

Само искусство тоже, как будто, не предполагает критической оценки. Фильмы, идущие сегодня на экранах, редко ориентированы на большие идеи, философские и социальные проблемы. Это обычно – «монтаж аттракционов» и обращен он не к разуму, а к впечатлительности. Что же остается для критика, как может он оценить силу впечатления от падения без парашюта, взрыва в небоскребе или стриптиз? Никак.

Все это верно, но как-то безнадежно. Вынося подобного рода оценки, мы ориентируемся на «современность», которая, при всех своих очевидных свойствах, – скоропортящийся продукт (как и молодость). Думать, что нынешнее равнодушие к критике есть знамение какого-то вечного будущего – едва ли основательно. Жизнь быстро меняется. Поколения сменяют друг друга. Уже этот факт делает на мой взгляд критику востребованной по крайней мере как взаимную критику вкуса поколений. Как только пройдет нынешняя эпоха «молодежной культуры» (а признаки ее заката видны уже даже на кэтуоках) немедленно начнется взаимная критика вкусов поколений, скорее всего, от старших к младшим. Те ответят, а к ним надо добавить уже имеющуюся критику полов, потом континентов, и так далее, так что критический костер сможет заполыхать со всех сторон. И зрелище (если критическую полемику можно назвать «зрелищем») этой критической междоусобной войны может стать не менее захватывающим, чем все эти, в сущности, однообразные погони, треугольники, стриптизы и пр. Что уж говорить о театре (который ведь пока что не собирается умирать), музыке, живописи, архитектуре и пр. видах искусства неэкранного типа. Там критика нужна как соль и перец к жаркому. Думаю, что зрительское вегетарианство и сыроедение, бессолевая диета – не станет общей модой и инстинкт человека к противопоставлениям, конфликтам и суждениям (вопреки призывам «не судить») возвратит критике то, что сегодня она порой утратила или утрачивает. А именно, - энтузиазм, с которым критика воспринималась не только в 60-х, но и в 10-х, 20-х, 30-х, годах прошлого века. А уж о XIX веке и говорить не приходится. В позапрошлом столетии (когда ни кино, ни телвизора, ни компьютера еще не было) критикой питались наравне с самим искусством, так что наше сравнение ее с пряностями для XIX века не пригодно.

Возражение к такой оптимистической перспективе может идти разве что от аргумента упадка чтения как такового. Но количество печатных изданий пока что растет. Так что думать, что люди разучатся читать, нет оснований. Все чаще телевизор воспринимается не как манящая альтернатива чтению, а как досадная, отвлекающая от текста помеха.

Разве не так?

2014предыдущий месяцследующий месяц
Instagram
Facebook
Вконтакте
Instagram
Foursquare
Twitter
Теории и Практики
Youtube – Видео лекций
Подписка на еженедельную рассылку
Москва, ул. Зоологическая, 13. +7 (499) 254 06 74  © Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]