Увековечивание увечья

20.03.2004

Автор: [Александр Раппапорт]

Рубрика: Публикации сотрудников ГЦСИ

Газета «Гардиан» поместила 17 марта сего года статью, в которой обсуждается проект установки нового скульптурного произведения на Трафальгарской площади, в центре Лондона, напротив Национальной галереи, той самой площади, в центре которой стоит Трафальгарская колонна с памятником Джорджу Нельсону.

Случилось так, что предполагавшаяся сто пятьдесят лет тому назад установка памятника не состоялась, и остался вакантным пьедестал, который все время подумывали чем-то заполнить. В последние годы говорили о возможности установить здесь памятник Кроролеве-матери. И вот, наконец, лондонцы узнали, что они вскоре увидят на этом пьедестале.

Оказалось, что это будет скульптура известного авангардиста Марка Куинна, – изображающая обнаженную беременную художницу Алисон Лаппер, сидящую на постаменте. Алисон Лаппер - инвалид с детства, она родилась без рук и с деформированными ногами, что придает ее изображению характерные черты «монстра» из кунсткамер 18 века. Для Куинна выбор такого сюжета совсем не удивителен, он и раньше лепил разных инвалидов и деформированные тела. Как законный представитель авангарда, он интересуется не тем, что принято считать изящным и совершенным, а напротив, всеми видами отклонений, как естественных, так и искусственных. Его влечет плоть и кровь в их прямом, непосредственно материальном выражении. Напомним, что его самая известная скульптура – собственный портрет была сделана им из собственной крови, отлитой в виде трехмерной маски и замороженной в холодильнике. Сейчас этот его портрет выставлен в галерее Чарлза Саатчи на набережной южного берега Темзы.

Марк Куинн предложил Алисон Лаппер сделать ее портрет в виде обнаженной фигуры в 1999 году и она охотно согласилась. В основном газета обсуждает в данном случае не работу Куинна, а отношение к этому городскому памятнику самой изображенной. Тем более что она и сама - художница.

Алисон Лаппер ничего против того, чтобы быть выставленной на обозрение широкой публики в максимально натуралистическом виде не имеет. Она не считает свое тело особенно неприглядным и говорит, что если уж тело Наоми Кемпбелл все находят произведением искусства, то тем более на это имеет право претендовать ее собственная фигура.

Надо сказать, что манера, в которой выполнена эта работа Куинна, действительно ничего патологически отталкивающего не имеет. На сей раз все отклонения от нормы перенесены из области средств художественного выражения в самый предмет изображения, а сама скульптура остается в границах классицизма. Возникает вопрос – насколько стиль и манерна художественного преломления реальности связана с характером самой реальности. В истории искусств обычно эта связь была симпатической, то есть характер изображения и его предмета в той или иной мере совпадали. Впоследствии характер изображения стал более свободен от предмета и, пройдя стадию экспрессионистских искажений и футуристических деформаций, пройдя кубизм и абстрактный экспрессионизм, искусство отвоевало себе право искажать натурный образ, как ему заблагорассудится. В этом отношении скульптура Куинна хоть и являет пример противоположного свойства - где характер изображения остается классицистическим, в то время как предмет оказывается во вкусе сюрреализма - ничего нового в самый принцип независимости предмета и его изображения не вносит.

Создается впечатление, что этот художественный проект вообще привлекает внимание не столько в своем собственно эстетическом или художественном аспекте, сколько как акт социальной и политической новации. Засилье сексуальной и эротической стандартизации уже стало мертвящей привычкой, всякое отступление от которой обещает дать нечто живое. В этом отношении общественный вкус поневоле идет по пути некоторой извращенной эротики. Опыты московского дизайнера Петлюры дают пример нарушения традиции истеблишмента и потребительского стандарта, впрочем, нарушения не революционного а, так сказать, слегка оживляющего этот стандарт отклонением в известных пределах. Надо полагать, что и фигура Алисон Лаппер на Трафальгарской площади будет таким умеренным и вполне приличным видом артистического хулиганства, трансгрессии в рамках умеренности и аккуратности, то есть в том стиле, который больше всего подходит к современному (а может быть уже вчерашнему) пониманию границ дозволенного в рамках недозволенного или наоборот – границ недозволенного в рамках дозволенного. Революционные настроения современного искусства все больше и больше успокаиваются, испытывая свои возможности к трансгрессии и терпимость к ней буржуазной публики. Увы, дальше этой исследовательской задачи, кажется, художественные инициативы круга Саатчи пока не идут. Если же посмотреть на дело не с чисто художественной стороны, а с точки зрения общественной, то мы является свидетелями некоторого упадка социальных идеалов. Да, Джордж Нельсон, фигура которого украшает Трафальгарскую колонну, тоже был инвалидом, лишенным глаза и руки. Но он потерял их в битвах, и тем самым памятник свой заслужил отнюдь не в качестве биологического монстра. Быть может популяризация естественного отклонения от нормы и полезна как противоядие от приторной эротической манеры, но все же монумент в центре столицы государства как-то раньше ассоциировался с индивидуальными заслугами в большей степени, чем с индивидуальными увечьями. Выбор жюри косвенно свидетельствует о том, что эпоха преимущественного увековечения возможности индивидуальных заслуг уходит в прошлое. Я понял бы намерения общественности, если бы они увековечили в натуральном образе фигуру выдающегося физика наших дней Стивена Хокинга. Что же касается Алисон Лаппер, то нельзя исключить, что с этих дней площади городов будут украшаться образами болезней и дефектов несчастных людей, как это было в кунсткамерах и специальных клинических кабинетах. Будем надеяться, что это поможет инвалидам преодолеть стену социального отчуждения и не приведет к тому, что они станут еще одним предметом для грубого глумления, которое сопровождало этих людей всю историю человечества. Многое в этом направлении уже делается в обществе «равных возможностей», хотя до искусства дело еще не доходило. Если этот памятник поможет искоренить эту жестокость – решение жюри окажется вполне оправданным.

2014предыдущий месяцследующий месяц
Instagram
Facebook
Вконтакте
Instagram
Foursquare
Twitter
Теории и Практики
Youtube – Видео лекций
Подписка на еженедельную рассылку
Москва, ул. Зоологическая, 13. +7 (499) 254 06 74  © Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]