Две малые сенсации «М+М»

01.11.2004

Автор: [Александр Раппапорт]

Рубрика: Публикации сотрудников ГЦСИ

Может ли сенсация быть «большой» или «малой»? Странный вопрос. Сенсация – внеразмерное явление. Однако время устанавливает масштабы сенсаций. Выставка Чарлза Саатчи с шокирующем десять лет назад названием «Сенсация» сегодня никакого впечатления на публику не произведет. Чего добился Саатчи, так это того, что само понятие «сенсации» коммодифицировалось и утратило какой-либо психологический смысл.

Мы живем в мире торговли, где реклама постоянно ведет к инфляции любого заурядного явления, выдавая его за сенсацию. Стало быть, история девальвирует всякую современную сенсацию.

Но вот совсем недавно художественный мир потрясли так сказать сенсации с небольшими баллами по шкале Рихтера.

Первая – это обнаруженная на юге Италии, в городке Ирсина, с населением около 7 тысяч человек, скульптура, столетия стоявшая в небольшой церкви и не привлекавшая особенного внимания. Ею заинтересовались историки, а не искусствоведы. Изучая ватиканские архивы, они наткнулись на поэму архидьякона Ирсины Никола де Паскуале , написанную в 1592 году. В ней он благодарит настоятеля падуанского собора Роберто де Мабилия за сделанные за полтора века ранее подарки городской церкви Ирсины. В число подарков входила кость из мощей святой Эуфимии, и картина с ее изображением кисти Мантеньи, который в то время работал в Падуе. К сему присовокуплены были и две скульптуры, автор которых не назван. Историк Клара Джелао предположила, что одна из скульптур также могла принадлежать Мантенье, так как было известно, что он по обычаям художников того времени занимался и ваянием. Ко времени возможного исполнения этой скульптуры Мантенье шел 23 год.

Историки искусства еще не вынесли окончательного решения на этот счет, но, во всяком случае, вслед за этими розысками начнется охота за пластикой работы Мантеньи, которого пока что читали только живописцем.

Эта сенсация если и потрясла кого-нибудь, так разве что узких специалистов по итальянскому Ренессансу. Молодость автора, конечно, тоже никого не удивит, так как это не редкий случай ни тогда, ни сегодня. Впрочем, сегодня вундеркинды чаще являются не в изобразительных искусствах, а в музыке.

Но вот в другом небольшим городке, Бингэмптоне, на севере штата Нью-Йорк недавно проклюнулось юное дарование именно в сфере живописи. Некая Марла Ольмстед. Ее картины на недавно прошедшей выставке продавались по цене от 6 до 15 тысяч долларов. А ей – не в пример Мантенье – всего 4 года.

Это, конечно, более крутая сенсация. Вкруг ее полотен уже возник ажиотаж и сдается, что ее учебе – она посещает начальные классы школы, соответствующие русским детсадам, - живопись может даже повредить, так как писать она пока что практически не умеет и подписывает свои шедевры коряво, ставя центральную R задом наперед.

Искусствоведы воспринимают опыты Марлы с болезненным скепсисом. Еще бы – четырехлетний ребенок, ставший в один ряд с Поллоком и Горким (а Марла пишет исключительно абстрактные картины) ставит под сомнение много философских доктрин о природе абстрактного творчества, подсознания и исторической рефлексии. Марла не философ, она не рассчитывает на революцию в искусстве и не подражает абстрактным экспрессионистам. Просто малюет пальчиками – ей нравится розовая краска и бобы в томатном соусе. Они приятны на ощупь, если не на вкус.

Пытались проверить – не смогут ли создать нечто подобное ее сверстники. Опыт показал – не смогли. Впрочем, мы не можем судить о результатах опыта по сообщениям в печати. Те, кому опусы Марлы кажутся глубокими и оригинальными, возможно, просто не способны оценить шедевров ее одноклассников. Или само сходство с образцами живописи 20 века и ее работами внушает такой священный трепет – трудно сказать.

Кое-кто из ее поклонников говорит даже, что и взгляд у нее какой-то необычный и глубокий. Ее немногословие напоминает сдержанность в высказываниях Пикассо. Ее спросили – трудно ли ей писать картины. Она ответила – что было шоком для окружающих –«Да, но я их делаю».

Конечно, даже если случай с Марлой и не будет признан обычным проявлением детского творчества, то самый факт позволяет предположить, что способности Марлы все же не исключение, потому что во всех отношениях она совершенно нормальный ребенок – не страдает аутизмом, здорова и весела. Стало быть, если доходы Марлы толкнут многих родителей в мире на некоторые дополнительные расходы по части красок и холстов, то торговцев художественными материалами можно будет только поздравить. А вот с художниками и критиками - сложнее. Война «отцов и детей» никогда еще не принимала такой необычной формы, которую она может принять, если рынок шедевров мальчиков и девочек дошкольного возраста станет массовым. Эффект Веттриано до сих пор касался человека со стороны попавшего в искусство волей случая и настойчивости. На сей раз дело серьезнее, тут некое нарушение привычной картины мира и ориентации. Ореол гениальности, обычно окутывающий художников от 20 до 30 лет тут стал сдвигаться в сторону чуть ли не младенчества.

То, что Мантенья помимо живописи занимался скульптурой, практически никого не затронет. Но то, если галеристы начнут искать авторов не в богемных мастерских Нью-Йорка или Лондона, а в детсадах и начальных школах провинциальных городков – чревато потрясениями на художественном рынке. Впрочем, и без всякой Марлы (равно как и без Клары), безоблачное спокойствие художественного рынка уже давно наводит на мысль о каких-то возможных извержениях и колебаниях. Игра в сенсации может обернуться проигрышем для тех, кто ими не только восхищается, но и торгует.

Призрак бродит по художественным галереям Европы и Нового Cвета.

См. http://www.guardian.co.uk/arts/news/story/0,11711,1334263,00.html,

http://www.guardian.co.uk/arts/features/story/0,11710,1334506,00.html

2014предыдущий месяцследующий месяц
Instagram
Facebook
Вконтакте
Instagram
Foursquare
Twitter
Теории и Практики
Youtube – Видео лекций
Подписка на еженедельную рассылку
Москва, ул. Зоологическая, 13. +7 (499) 254 06 74  © Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]