В. Пацюков. Перед глазами, наглядно, воочию

15.06.2009

Автор: [Виталий Пацюков]

Рубрика: Публикации сотрудников ГЦСИ

В связи с выставкой "Перед глазами/Ad oculos" (ГЦСИ, 04.06. - 28.06.2009)

«Главное – говорить глазами»

Наполеон Бонапарт

«Ad oculos — (лат.) перед глазами, наглядно, воочию;

Аd oculos демонстрировать – значит растолковывать так ясно,

что слушатель как бы глазами видит толкуемое.…»

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

В современной культуре разыгрывается драма взаимоотношений двух реальностей – виртуальной и традиционной, причем последняя в свою очередь обладает своим собственным слоем иллюзорного. Художники в этом спектакле постоянно преодолевают поверхность мнимого, заглядывают в пространство «подлинной» реальности, вступая в артистический диалог с виртуальными измерениями. Передвигаясь в пространстве виртуального, творческая личность обретает имя собственное, она превращается в создателя мифа, в абсолют, управляющий пространственной материей, ее комбинаторикой. Здесь кончается искусство и вступает в свои права этика.

Участницы проекта “Ad oculos”, которых совершенно спокойно можно объявить «амазонками видео-арта», органично рассматривают рождающуюся на глазах реальность, ее свойства расслаиваться, отделяться от предмета, от естественной чувственной стороны жизни и вновь возвращаться в её реликтовые феномены. Они совершают свое паломничество в мир мнимости, искривленного пространства, где точки бифуркации позволяют реальности ветвиться и уходить в вариативные состояния-формы.

Любой текст в этой концепции декодируется вновь и вновь в ходе странствий в «возможных мирах» индивидуальных и коллективных восприятий, представлений и реконструкций. Его свободно мерцающая структура способна обретать самые неожиданные и раннее неочевидные содержания, ассоциации и контексты. Повторение, регулярность гераклитовских вхождений в одну и ту же реку в его пространствах невозможны, как в текстах Х.Л.Борхеса, поскольку топография этого визуального «письма» замкнута в «саду расходящихся тропок», в лабиринтах перманентно умножающихся иллюзорных слоев времени и пространства. Каждая видеоакция в этом процессе заявляет фактом своего возникновения сдвиг смысла относительно формальной истории культуры, программа которой заложена инструментальностью внушения и табуированным сознанием. Ее формы, рожденные парадигмой Ad oculos, провокационным зрелищем «перед глазами», транслирует своеобразное эхо, убегающий в прошлое-будущее резонанс, оплодотворяя метаязык культуры и ориентируя на поиск универсального в единичном.

Идеей человекосоразмерности, трактовка человека и его обитания как своеобразного эталона, меты нашего повседневного космоса пронизывают визуальную философию проекта Ad oculos, подчеркивая его эвристические стратегии, осуществляемые именно женской полярностью современного видеоарта.

Образность видеотехнологий открывает новейшую реальность, которую можно было бы рассматривать как информативную, наделенную амбициозными имперскими планами и стратегиями. Феномен географии в проекте AD OCULOS уступает место, как говорит французский архитектор и философ Поль Верильо, инфографии, где исчезает галактика Гуттенберга, скорость коммуникаций накапливает свою критическую массу и всё заполняется симулякрами реального времени. Жизненная материя в этой драматургии сжимается, вместе с тем позволяя останавливать пространственную темпоральность, не закрепляясь в критических точках, растягивая ее и трансформируя в однородность. Метафорой этого процесса может служить видеопроект Эне-Лииз Семпер FF-REW, отрицающий однозначную векторную направленность времени, позволяя раскачиваться ему как маятник и оставляя метафизический зазор, зияние для жизни.

Эта драма реальностей, преобладающих над временем, разыгрывается и на сцене человеческого тела, исследуя проблему власти технологий, олицетворяющих мужскую энергию в ее корпускулярной форме как машину желания. Анна Ермолаева, видеохудожник из Вены, манифестирует женское тело в его естественной природности, исследуя её «ландшафтную» структуру, указывая на барочные формы и образность фрактальной геометрии. Сложные пространства живого организма, его топография, «возвышенности» и «впадины» остаются единственным инвариантом в мире случайностей, способным сохранять ориентацию и определять систему координат.

Телесное начало в идеологии Эгле Ракаускайте также утверждает свою целостность, не зависящую от технологических симулякров. Его формы несут античное понимание единства, греческие принципы агрегатности, рифмуясь с феноменом интегральности космического тела – первочеловека Пуруши, из которого было сотворено мирозданье.

Художественный язык стремиться овладеть телом; он, как говорит Р.Барт, «захватывает его, если оно раздроблено, надеясь свести его к состоянию чистого визионерства. Эгле Ракаускайте в своих видеоопытах телесных практик формирует предельно экстатичный имидж телесного, способного аккумулировать вокруг себя особую пространственность, отказывая ему в репрезентации клишированных эталонов святости, но при этом одухотворяя дигитальную материю.

Тело как хранитель души, как дом, дающий обитание всему живому, раскрывается в своей гармонии и в своем завершенном состоянии умиротворения в проекте Эне-Лииз Семпер Into New Home. Его образность присутствует в аскетических проявлениях внутренней жизни человека, образуя естественные пропорциональные ряды в своем свободном движении, резонируя с природой. Художница, как улитка, замкнутая в локальность близлежащей реальности, движется в пространствах Эстонии, оставаясь в медитации свободного «дневного» парения. Она абсолютно защищена своей аурой, в отличии от беззащитных обитателей дома Катрины Нейбурги, где тревожный виртуальный мир вплотную приблизился к ночному сну человека. Игрушки, канонические архетипы детства, теряют свою интимную близость и объявляют войну, казалось бы, совершенно устойчивому хронотопу человеческого жилища, явленности его комфортной слоистости и многообразию внутренней структуры. Агрессия и механическая воля игрушек, созданных для реализации соблазнов, игры в солдатиков, заполняют своим настойчивым волеизъявлением человеческий мир, вытесняя его покой и гарантию традиций. Катрина Нейбурга свидетельствует о наступлении виртуальной реальности и даже о тотальности её присутствия, еще «играющей» с человеком, но уже готовящейся завладеть его пространством в этой опасной игре.

Инсталляция Ольги Чернышовой возвращает нам мир осевых взаимоотношений, классического диалога между матерью и ребенком, мир, где царствует ностальгия по «утраченному времени» и одновременно обретается равновесие настоящего. Она содержит в себе узнаваемые предметы, соразмерные «маленькому человечку», создавая особую иконографию проекций, «случаев» из жизни конкретных семей. Светящиеся слайды инсталляции застывают на подставках для книг как светлячки в ночном небе, мерцая своей человеческой теплотой и неизбывностью чувства.

Античный миф о Медузе Горгоне продолжает жить своей актуальностью в современных зрелищных искусствах. Восприятие видимости теряет свой статус духовной деятельности. Художник в этой системе координат обретает двойника, интеграл новейших пограничных профессий в области коммуникаций, всецело поглощенный техниками репрезентации и их репродукционной силы.

Синдром Медузы лишается своей энергии в проекте AD OCULOS, где его участники остаются сами собою, в свете глаз эллинской стражницы, не теряя собственного взгляда. «Видеть, не будучи видимым» - девиз, взятый из секретной инструкции – перестраивает весь современный творческий процесс видеоарта. Эне-Лииз Семпер, Анна Ермолаева, Катрина Нейбурга, Эгле Ракаускайте, Ольга Чернышова внимательно вглядываются в реальность, которая стремиться ускользнуть в силу своей чрезмерной очевидности, полностью трансформируя грамматику страдательного залога. Оперируя с разноудаленными визуальными текстами, они выявляют единое «смысловое» небо, где реализуются поиски личного предназначения в новой текстовой ткани. Фактически здесь постоянно пишется «поверх» многослойных семантик реальный палимпсест с множеством привнесенных «бликов» и просвечиванием предыдущих смыслов. В своем непрестанном вопрошании участницы Проекта разрушают симуляционные связи между причиной и следствием, с их иллюзиями обмена и мнимого контекста, определяя существование Другого как естественного явления. Манифестируя интертекстуальный диалог, Эне-Лииз Семпер, Анна Ермолаева, Катрина Нейбурга, Эгле Ракаускайте, Ольга Чернышова создают визуальную стереофонию из внешних и внутренних отзвуков, актуализируя культурные коды, их генезис и взаимные пересечения.

Видеотехнологии AD OCULOS в своем настойчивом вглядывании в мир напоминают требовательность императивного зрения в фильме Антониони «Blow Up», когда объективная честность художника объединяет в себе принципы мгновенного и фатального, обретая возможность раскрывать ход человеческой судьбы.

2014предыдущий месяцследующий месяц
Instagram
Facebook
Вконтакте
Instagram
Foursquare
Twitter
Теории и Практики
Youtube – Видео лекций
Подписка на еженедельную рассылку
Москва, ул. Зоологическая, 13. +7 (499) 254 06 74  © Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]