Умберто Эко о красоте века

25.10.2004

Автор: [Александр Раппапорт]

Рубрика: Публикации сотрудников ГЦСИ

Газета Гардиан все время балует читателя эстетическими головоломками. Недавно она опубликовала своего рода реферат книжки знаменитого итальянского писателя, философа и историка Умберто Эко «О красоте», только что переведенной на английский язык.

Это не трактат в духе Аристотеля, а попытался сформулировать ответ на конкретный вопрос – каков был идеал красоты ушедшего века, ограничив себя верхним пределом 1960 года, так как позднее картина еще не успела остыть.

Но и в первой половине 20 века разобраться в красоте не просто. С характерным для структуралиста позитивизмом, Эко решает этот вопрос в бинарных оппозициях.

Первая оппозиция «провокативное – потребительское». В качестве провокативной красоты он приводит идеалы футуристов, которые Нике Самофракийской, как известно, предпочитали гоночный автомобиль. Что же касается до потребительской красоты – то тут еще одна оппозиция «фатальные красавицы» в роде Греты Гарбо и «простые девочки» вроде Дорис Дэй

Эко противопоставляет всем этим социально ангажированным видам красоты чистые пифагорейские образы геометрической абстракции, Пита Мондриана или еще того лучше чистое синее Ива Кляйна. К сожалению, он вынужден констатировать, что посетители музея перед полотнами Кляйна не падают в обморок от восторга, а стыдливо вопрошают «Что сие значит?», красавицы вроде Наоми Кемпбелл или Клавдии Шифферс таких вопросов, кажется, не вызывают.

И новые оппозиции «объективное – событийное». Перформансы и акции воспринимаются публикой не как объекты, которые могут быть наделены красотой или совершенством, а как своего рода оргии, или архаические ритуалы. Тут восторги, страхи и возбуждение вообще исключают вопрос о красоте. Эти перформансы стадиально уводят нас в архаику, когда красота как таковая еще выделилась из разного рода магических образов, но зато сама красота – в ее нынешней форме, безусловно, содержат в себе отзвуки древней магии.

Красота не просто страшная сила, в ней чуткий глаз и впрямь видит нечто устрашающее.

Конец этой магии привнес поп-арт, сделав идеалом не какой-то исключительный вид красот, а нечто совсем обыденное, повседневное, изъезженное вдоль и поперек рекламой. Тут уже легче обнаружить не древние мистерии, а современные утопии – что Эко и находит в разного рода комиксах, хотя самая идея искать в комиксах имеено красоту – смелая и может показаться спорной. Впрочем, скорее всего это все-таки именно удачная находка ибо, мало кто обратился бы к комиксам в поисках красоты.

В конце концов, Эко оставляет ригоризм своих оппозиций и говорит, что если в современной жизни и есть оргия, то это оргия терпимости. Будущего исследователя, скорее всего, удивит то, что в 20 веке в понятие красивого входили столь противоположные друг другу типы как мальчишеская Одри Хепберн и пышная Анита Экберг, индустриальные объекты и буколические сцены, трогательные дети и жуткие супермены.

Продолжая мысль Эко, мы могли бы спросить, не означает ли многообразие видов красоты и ее повседневное присутствие в мире потребления чего-то такого, что в перспективе может привести к девальвации самой идеи красоты. И будет ли такая девальвация красоты как раз тем «спасением» мира красотой, о которой пророчествовал Достоевский? Или же красота, постепенно утрачивая свои магические корни и пережив рыночную культуру в своей эволюции станет чем-то вроде дешевой эротической приправы и наркотической парфюмерии к потреблению?

Сомнения в красоте уже в 19 веке соседствовали с пророчествами Достоевского. «Красота, красота! – все твержу я» - писал Козьма Прутков.

Если красота – иллюзия, покрывало древней магии, скрывавшей некую закрытую правду жизни то век реалистической деконструкции должен лишить ее всякого смысла и наше прозрение одолеет красоту тем, что станет к ней слепо. Ну а затем, вероятно, начнется какая-то новая история и новая магия, ибо история не кончается. А структуралистский подход заглядывать в будущее не может просто потому, что будущее не дает для него никакого материала. Оно пусто. Так, оказавшись между слепотой и пустотой, нам придется нащупывать выход из пространства, которое можно с некоторым основанием назвать теперь «пространством красоты».

2014предыдущий месяцследующий месяц
Instagram
Facebook
Вконтакте
Instagram
Foursquare
Twitter
Теории и Практики
Youtube – Видео лекций
Подписка на еженедельную рассылку
Москва, ул. Зоологическая, 13. +7 (499) 254 06 74  © Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]