А. Раппапорт. Привкус ледяной спермы

18.02.2008

Автор: [Александр Раппапорт]

Рубрика: Публикации сотрудников ГЦСИ

Когда я бродил по полупустым залам выставки Зигмара Польке в галерее Нью Тэйт, в Лондоне, на ум приходили слова Достоевского. «Если Бога нет – все позволено». Впрочем, с Богом или без него, Польке далек от Достоевского.

Его искусство скорее напоминает характер одного из его героев - Смердякова, правда – в исполнении, которое Смердякову и не снилось. Гигантские идеально выполненные полотна прозрачной и полупрозрачной пленки с нанесенными на них механическим способом рисунками и растровыми коллажами. Выглядит чрезвычайно солидно, никакой самодеятельности, никакого провинциализма. Все, как и положено, в Далласе – печально известной столицы Техаса, где почти сорок лет назад застрелили Джона Кеннеди. Сегодня богатые жители этого города видимо испытывают особое влечение к поп-арту, безусловным гением которого и является Зигмар Польке.

Манфредо Тафури назвал еще в начале 60-х годов поп-арт «оргией бесчеловечности». Правда, его оценки не сразу убеждала, и только насладившись зрелищем полотен Польке, я понял, что и тут проницательный Тафури попал в десятку.

Это, конечно, оргия. Что до ее бесчеловечности, то, конечно, само это понятие в последние сто лет как-то утратило свой смысл. Человек – это существо, которому если не все позволено, то все возможно, в том числе совмещение самых крайних противоположностей. Человек может, рыдая, спасать котенка и в тот же день отправить в газовую камеру сто тысяч человек. Более того, человек наделенный рефлексией способен уничтожить различия и противоположности между несовместимыми понятиями и выступать одновременно с двух сторон, как некоторый тезис и одновременно его же антитезис, то есть воплощать в себе универсальный синтез, в отличие от гегелевской идеи к развитию уже не способный. Иначе говоря – мертворожденный.

Вот такой диалектикой озарены в основном произведения поп-арта.

Советский поп-арт был, конечно, оплодотворен спермой социалистического искусства и культуры, спермой еще не ледяной, но уже и не горячей. Западное общество в этом отношении как всегда предлагает на выбор все температуры, в том числе и совершенно ледяную.

Художники, попавшие с востока на запад достаточно зрелыми, еще сохраняют эту унаследованную теплоту. У Кабакова ее, например, больше, чем у ранее попавшего на Запад Шемякина. Но даже самые отстраненные опусы Кабакова кажутся сентиментальным лепетом благочестивой старушки на фоне ледяных композиций Польке.

Польке попал за границу в отрочестве и, увидев, что жизнь на Западе далека от того образа рая, обычно снившегося гражданам соцлагеря, мгновенно охладел до нуля. Зато на Западе есть возможность делать то, что хочешь и продавать тому, кто купит. Покупатели попартистских монументов Польке нашлись среди самых богатых людей свободного мира. Ведь его шестиметровые полотна не то что купить, повесить в обычном, даже не в самом бедном музее негде, что уж и говорить о частном жилище.

Что касается содержания этих картин, то, честно говоря, пересказывать их нет охоты. Тут и садисты. Тут и нудисты, тут и воздухоплавательные агрегаты.

Но дело не в содержании, ведь в искусстве важнее не «что», а «как», как сделано, что выражено собственным языком искусства.

С этой точки зрения у Польке все в порядке. Тут используются почти все открытия авангарда и поп-арта. Вспоминаются и коллажи Раушенберга и усталый энтузиазм Уорхола, и концептуальная фотография, и абстрактный экспрессионизм и сам концептуализм. Обыгрываются все медийные средства, прежде всего массовая печать и ее символ – растровая техника, и многое другое. Сделано все «ОК» товарный вид налицо, вполне дизайнерские вещи.

Но это все по части заимствований. Свое же у Польке то, что он довел иронический цинизм Дюшана до абсолюта. Его работы – продукт безразличного любопытства идиота, разглядывающего в лупу старые газеты.

Величайшее безразличие ко всему, кроме интереса к этим точкам, на которые распадается мир в газетной фотографии. Интерес к самой полиграфии, вне содержания. Конечно, Польке обладает идеологией и его выбор сюжетов не случаен, случайность относится лишь к средствам выражения. Таким образом, получается знаменитая змея, кусающая себя за хвост. Любой содержательный сюжет мгновенно девальвируется техникой идиотского увеличения.

Это немного напоминает вирус в компьютере, что бы ни открыл, все немедленно убивается вирусом. Искусство Польке – подлинный шедевр эстетики самоубийства.

Тут он превзошел и самого Дамиана Херста, который, видимо почувствовав хватку подлинного мэтра, в последнее время все чаще использует любимый мотив Польке – узор из кружочков (по-английски такой узор называется полька-дот, по-русски - «в горошину»). Эти горошины в свою очередь ловко синтезируют опыты пуантилистов и растровые точки офсетной печати, детские игрушки и сам горох, вид которого отправит сознание искушенного зрителя к трудам Георга Менделя и учению о наследственности. Наследственность и генетика, как и существенный в этой связи половой акт тут, конечно, ассоциация вполне уместная.

В свое время основатель соцреализма, Алексей Максимович Горький приписал Смерти такое желание «застонать бы от любовной боли вместе с огнекудрым Сатаною». Не чуждый плотских утех – Горький в данном случае экстраполировал свой сладострастный опыт в сферу жизни существ, людьми не являющимися. Если бы он знал, что сперма Сатаны – ледяная, то и боль, доставляемая мадам Смерти во время полового акта должна была бы изменить свой смысл.

Впрочем, кому-то ведь все это нравится. Польке – не только лидер новой генерации актуального искусства, пытающейся прикрыть свое бессилие мастурбацией и демонстрацией наличия спермы в своих половых органах. Его любят и богатые охотники до виагры. Что касается мертвого города Далласа, в котором мне «посчастливилось» побывать, то его богачи вполне заслуживают своей участи – украшать свои жилища брызгами этой ледяной спермы.

Остается надеяться, что эти сексуальные игры со смертью и умиранием, в конце концов, доконают и игроков. И знаменитый фонтан Дюшана поглотит и смоет память о них. Ведь если позволено все, то почему бы ни помечтать и об этом?

2014предыдущий месяцследующий месяц
Instagram
Facebook
Вконтакте
Instagram
Foursquare
Twitter
Теории и Практики
Youtube – Видео лекций
Подписка на еженедельную рассылку
Москва, ул. Зоологическая, 13. +7 (499) 254 06 74  © Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]